четверг, 1 сентября 2011 г.

Летний поход по Волге

     После совершенно замечательного похода по реке Селижаровка и верхней Волге была написана совершенно замечательная сказка о нашем путешествии (повторения не напрасны). Написал сказку Дмитрий Цинь, в миру Дмитрий Анатольевич (не медвед). Все нижеследующее изложение является перепостом с отчетов о походах на сайте Отдела Туризма, наших хороших друзей. Мне очень захотелось иметь у себя в записях этот шедевр, и, я надеюсь, Дмитрий Анатольевич на меня никоим образом не обидится. Тем более, что мы являемся там действующими лицами.
Итак. Сказка 

ПО ВОЛшебной реке

ГЛАВА 1. ЦУРИПОПИКИ

— Цурипопики, на дно!
Солнце поднималось над рекой все выше, с каждой минутой добавляя новому дню тепла и света. Несколько разноцветных палаток стоят между сосен. Чуть в стороне течет река. Небольшой туман поднимается над ее поверхностью. Туристы спят. Только один человек сидит на корточках у костра. Рядом с ним стоит кастрюля с заваренным в ней чаем. Человек сильно стучит половником по стенке кастрюли, повторяя, как заклинание:
— Цурипопики, на дно! Цурипопики, на дно!
Недалеко, спрятавшись в кустах, наблюдают за этим два молодых кабана.
— Все-таки, странные эти люди, — говорит кабан Васька своему брату, — чего он по кастрюле долбит?
— Чай заваривает. Я за ним давно слежу. Не слушаются его цурипопики, — заметил кабан Петька.
— А почему?
— А потому что он в них не верит.

-Хрю, хрю, — засмеялся кабан Васька.
— Ладно, пойдем, а то скоро туристы из палаток вылезать начнут, дети орать будут. Уже соловьев не услышать.
И два кабанчика, похрюкивая, держась один за другим, углубились в чащу густого леса.
А солнце продолжало нагревать воздух. Вот уже и туман над рекой пропал. Стала подсыхать роса на траве, из которой начали понемногу подниматься вверх всякие летучие кровососущие твари.
Дежурный по группе Дмитрий Шебордаев уже готовился разбудить участников похода, когда со стороны реки раздался сильный всплеск. Дмитрий бросил половник и в три прыжка оказался на берегу. По воде расходились большие круги. «Рыба плещется, хвостом бьет. А говорят, что рыбы нету» — подумал дежурный.
Он постоял еще пару минут, вглядываясь в ровное течение реки. Не увидев ничего, развернулся и пошел к палаткам. Вдруг за его спиной снова раздался сильный всплеск. Дима резко обернулся. Он успел увидеть огромный хвост размером с две совковые лопаты. Хвост ударил по воде и скрылся. Брызги разлетелись в разные стороны, попали Дмитрию на лицо. » Ничего себе, это что ж за рыба такая?»
Из палатки вылезла заспанная жена.
— Ты чего там бормочешь? Пора народ поднимать. Каша стынет.
— Да, да, — Дмитрий решил не рассказывать никому про чудовищный хвост. Пока. Засмеют еще.
А вчера вечером варили глинтвейн. Каждому досталось по кружке. Не бог весть чего, но что не бывает. Вдруг, это с глинтвейна глюки такие?
— А откуда у тебя чешуя на лбу? — спросила Елена, отдирая большую, размером с пятак, прилипшую чешую ото лба мужа.
— Да так, не знаю… Чешуя????
— Завтрак готов! Группа, подъем! — громко и протяжно прокричала Елена.
Минут через десять из палаток стали выбираться туристы. Группа состояла из нескольких семей с детьми, были отдельно и мамы с дочками и отдельно отцы с сыновьями. В целом, очень милые, не скандальные люди. Вот такой вариант активного семейного отдыха. Сплав по реке на катамаранах.
С реки вернулся младший брат Дмитрия, Александр.
— Дим, ты ничего такого тут не замечал? — Саша спрашивал шепотом, говорил в самое ухо брата.
— Нет, нет и нет. Не может быть. Ничего такого тут нет. Река, как река. Берега, как берега. Лес, как лес, — открещивался от своих глюков Дима.
— Ну и ладно. Вернемся в Москву, я себе бензопилу куплю, — почему-то резко сменил тему Саша.
— Папа, я какать хочу! — звонко сообщил папе младший сын Андрей.
— Не выдумывай, иди кашу есть! — папа посадил сына на пенек и поставил ему на колени мисочку с вкусной пшенной кашей.
— Прекрасно, прекрасно! — восторгался помощник руководителя большой дядя Дима, Дмитрий Анатольевич, — прекрасная каша, прекрасное утро! Прекрасно!
— Вам готовить одно удовольствие, Дмитрий Анатольевич. Вы так вкусно и с таким восторгом едите, — сказала дежурная Лена, жена Димки Шебордаева.
— Папа, я какать хочу! — младший сынок Андрюша опять подошел к папе.
— Как, опять? — возмутился Дима.
— Да я же еще не какал!
Наконец, мама вручила ребенку красивый, удобный ярко-желтый горшок и отвела в сторонку от завтракающих туристов.
— Сейчас поедим, пойду кастрюли мыть, катамаран подкачаю заодно, — рассуждал Дмитрий, прихлебывая чай и выплевывая чаинки, которые плавали на поверхности. В цурипопиков он так и не поверил.

ГЛАВА 2. ГНУС БЕССМЕРТНЫЙ

Примерно метрах в ста выше по течению на берег выбежали два молодых кабанчика Степка и Петька. Сунули пятачки в воду и зачавкали, разбрызгивая вокруг себя вкусную верхневолжскую водичку. Пили минут десять. Потом посмотрели друг другу в испуганные глаза и снова сунули мордочки в Волгу.
— Хр-бр-мр-брум-брум, — Степку переполняли эмоции, и он пытался что-то сказать, но не переставал нервно хлебать воду.
— Степа, вынь морду из воды! Так ничего не понятно!
Степа поднял голову, и глазами, полными страха, посмотрел на брата.
— Ты Его видел? Ты видел, что творится? — захрюкал он, повизгивая.
— Да уж. А откуда Он в наших лесах взялся?
— А тут еще и люди ходят, туристы эти. А Он же — тварь ненасытная! Туристов жалко.
Тут прямо за кабанами в кустах что-то зашевелилось. Поросята взвизгнули и бросились в разные стороны вдоль берега. Миг, и они пропали из виду.
На берег из зарослей выбрался высокий черноволосый небритый человек. Мужчине на вид было лет тридцать пять. Был одет он в светлый выгоревший на солнце штормовочный костюм, куртка и брюки. Он наклонился к воде, помыл руки, умылся. Достал из кармана зубную щетку, тюбик с зубной пастой. Почистил зубы. Затем разделся, и плюхнулся в воду, приятно фыркнув.
Так начинал свой день Андрей Кравцов, один из участников водного похода.
Андрей уже было собрался уйти в лагерь, когда вдруг справа от него в воде у самого берега, рядом с желтыми ирисами, возникли большие всплески. Как будто огромная рыба, попав в сети, бьется в надежде освободиться. Андрей отпрянул назад, спотыкнулся, и со всего размаху шлепнулся задом на траву.
Вода понемногу успокоилась и Андрей увидел среди ирисов стоящую в воде обнаженную девушку. Точнее, девушка стояла в воде по пояс. Длинные русые волосы слегка прикрывали обнаженную грудь. Озорные зеленые глаза вопросительно смотрели на путешественника. Девушка загадочно улыбалась.
— Здрасьте, — только и смог выдавить из себя Кравцов.
Девушка звонко рассмеялась и медленно ушла под воду. Затем из-под воды раздался сильный всплеск, над поверхностью появился огромный хвостовой плавник, блеснула на солнце чешуя. Круги разошлись по воде, и все стихло, как будто ничего и не было.
«Вот это да-а-а! Интересно, что вчера Виктор в глинтвейн добавлял?» — думал Андрей. Он продолжал сидеть на траве не в силах подняться.
Когда у Кравцовых родился сын, счастливые молодые родители решили не называть его чуждыми нам римскими и греческими именами Иван, Василий, Петр, а дали сыну красивое русское имя Святослав.
— Лен, ты как сына называешь? Уменьшительно — ласкательно? — спрашивал Дмитрий Анатольевич у Елены, сидя на стульчике у костра. Завтрак был в самом разгаре.
— Святославушка, — сказала томно Елена, покуривая сигаретку.
— А, если покороче? Как зовешь?
— Святослав Андреевич, — невозмутимо ответила молодая мать.
В это время к костру вышел Андрей Кравцов. Он постарался остаться незамеченным, был явно встревожен.
— Народ, завтракаем и собираемся, — сообщила Светка, руководитель похода.
Путешественники зашевелились чуть шустрее.
Не прошло и трех часов, как катамараны были погружены, дети усажены на палубы, гребцы держали в руках весла. И начался очередной день сплава по волшебной реке.
Когда последний катамаран скрылся за поворотом, на место стоянки вышли уже знакомые нам кабаны.
— Хрю-хрю! — братья начали шарить по кустам в поисках остатков кашки. Но безуспешно.
— Да, хороший аппетит у этих туристов, — разочарованно вздохнул Петька.
— А как ты думаешь, Он за кем пришел в наш лес? — спросил Степка.
— А за кем Он все время приходит? Василису Прекрасную ищет, негодяй старый!
Вдруг из леса на стоянку вылетело огромное облако комаров, мошек, оводов, и еще неизвестно кого из отряда кровососущих. Кабаны, как заколдованные, застыли. Между тем, облако уплотнилось, звон стоял такой, что можно было оглохнуть. Затем из облака начали появляться очертания, похожие на человека. Голова, руки, ноги, немного худоват. Только рост был невелик, метра полтора. Звон прекратился, вспыхнули бледным светом глаза, отвалилась нижняя челюсть и поплыла в сторону. Человек из мошек рукой вернул челюсть на место, крякнул, чихнул и уже перед кабанами стоял маленький худой лысый старичок. Голова скорее напоминала череп.
— Ну что, звери, боитесь меня? — хриплым, даже сиплым голосом проговорил старичок, — это хорошо! Будете мне помогать! А не то чучела из вас сделаю! А нужна мне Василиса Прекрасная, или Василиса Премудрая. Короче, забыл я, кто мне точно нужен. Помню, что Василиса! А меня вы узнали? Да, да, я младший брат Кощея Бессмертного — Гнус Бессмертный!

ГЛАВА 3. ОШИБКА РЕЗИДЕНТА

— Есть несколько стадий закипания воды, — Евгений Борисович, руководитель похода, рассказывал начинающим туристам-водникам о премудростях походной бытовухи, — Первая, это «Глаза краба», вторая — «Шум сосны», третья …
Стоянка была выбрана прекрасная. Красивый берег с высокой травой, такой высокой, что младшие туристы, сделав в нее шаг, пропадали из вида. Чуть глубже располагался просторный и в то же время очень уютный березовый лес. На берегу небольшой песчаный пляжик, купайся!
Не успели причалиться, полил дождь. Натянули тент, разожгли костер, поставили на него кастрюли с водой, и сели слушать мудрости Борисыча.
— … этим пальцем я грожу, этим ковыряюсь в носу, — Борисыч развивал очень актуальную тему. Народ слушал с большим вниманием. У некоторых женщин на глазах проступали слезы.
После дождя небо очистилось, засинело. Солнышко уже еле пробивалось сквозь березки. Влага с травы начала немного испаряться.
— Сейчас комарики полетят, — высказал предположение кто-то.
Вдруг из леса прямо к костру выбежали два кабана и встали, как вкопанные.
Не растерялся только Сашка Шебордаев, заядлый охотник. Он схватил палку, прицелился, да выстрелить не смог. Не стреляла сегодня эта палка, не ее это был день.
Между тем, кабаны смотрели на туристов маленькими, налитыми кровью, глазками, клыки свирепо блестели в лучах заходящего солнца. Возникла пауза, которой позавидовал бы сам Станиславский. Вдруг из травы поднялся рой комаров, мошки, еще не пойми, каких букашек. Рой звенел, гудел, метался над головами туристов, затем отлетел в сторону, плюхнулся о землю, и оттуда весь состоящий из мошек поднялся маленький, худенький, старенький человечек.
При других обстоятельствах, некоторые сердобольные женщины, наверно, пожалели бы его. Вот, какого несчастного вида он был. Хотя, конечно, все познается в сравнении. Если бы рядом с ним не стояли сейчас высокие, здоровые, молодые спортивные парни, старичок мог бы запросто посеять страх своим могучим видом.
Человечек чихнул. Мошки, формировавшие его лицо, разлетелись в разные стороны, оставив на какое-то время нежданного гостя без головы. Затем стайка вернулась назад, надстроив над шеей черепушку. Блеснули бледным светом глаза. Исказилось гримасой лицо. Кабаны заняли позиции слева и справа от старичка.
Кстати, о кабанах. Вот, уж, оказались мерзкими созданиями. Кто бы мог подумать, что такие милые животные, еще недавно переживающие за наших путешественников, теперь стали пособниками недругов. Предатели — одно слово. И даже, если когда-нибудь, потом, когда добро победит зло, они будут просить прощения, умолять их понять и простить, даже тогда они останутся для нас предателями. Вот.
— Кто тут из вас Василисой будет? — проскрипел старичок.
— А документики Ваши можно посмотреть? — парировал провокационный вопрос, Борисыч, и сделал шаг навстречу неприятелю.
— А, документики, конечно, конечно. На, смотри! — и старик метнул в Борисыча клубок комаров и мошек. Клубок ударил Борисыча в лицо. Мошка облепила его.
Борисыч сделал шаг назад. Зачесал лоб. В глазах все поплыло. Зуд пошел по всему телу.
— С документами у нас все в порядке. Так кто тут Василиса? — повторил вопрос Гнус.
— Я Василиса! — вперед выступил Леонид Жихарский, старый опытный турист, путешественник предпенсионного возраста, но сохраняющий вполне достойную спортивную форму, — зачем я Вам?
— Хрю-хрю, — смешно завизжали поросята.
— А-пчхи! — опять чихнул Гнус Бессмертный. И опять голова, слепленная из стаи комаров и мошек, слетела с шеи, чуть разлетелась в разные стороны, затем собралась во едино, подлетела поближе к Жихарскому. Практически вплотную. Глаза у головы выкатились вперед, сверкнули.
— Да, зрение никуда не годится, ничего не вижу. Вы женщина? — спросила голова.
— Да! — твердо ответил Леонид, решив держаться этой версии до последнего.
— Ну и нравы у современных туристов!
— А что, Вы нам морали читать собираетесь? Нашли Василису? Забирайте и уходите, не мешайте отдыхать! — влезла в мужской разговор Ванина мама Лена.
— Хорошо, хорошо. Только громко не кричите, голова рассыпается от вашего крика.
И старичок Гнус Бессмертный снова смешался в облако комаров и мошки. Облако звеня и жужжа, облепила Леонида Жихарского, подняло над землей и мигом унесло в лес.
Поросята отступали в лес, пятясь задом, типа преграждали путь для преследования.
— Папа, я покакала! — закричала Катюша, дочь Жихарского, из палатки.
Но папа был уже далеко.

ГЛАВА 4. ПЕРВЫЕ ПОТЕРИ

— Так, что мы имеем? — Борисыч сидел на раскладном стульчике у палатки, расчесывал зудящий лоб, — на лицо явное поражение. Меня нейтрализовал — это раз, Жихарского уволок, это два. Счет два — ноль. Одно хорошо, Василиса наша с нами. Значит счет: два — один.
— Да не в нашу пользу, Евгений Борисович, — сказала Светка. Она все это время прятала дочку Василису у себя за спиной, и сейчас была очень расстроена.
— За Жихарского переживаешь? — поинтересовался Борисыч. Видимо, лоб так зудел от укусов, что он нес всякую чушь, не задумываясь.
В конце концов, утро вечера мудренее, решили план по спасению Леонида Жихарского разработать завтра утром.
Огорченные испорченным вечером, немного поиграли в Ассоциации, и легли спать по палаткам.
***
Светка Серова, руководитель похода, проснулась рано, вылезла из палатки и сонно улыбнулась. Каждый бы улыбнулся, увидев помешивающего кашу, Леонида Жихарского.
— Светка, доброе утро, — сказал он грустным голосом, — обмануть мне Гнуса не удалось, но кашу я вам сварю…
— Леня, подожди, как ты спасся? Куда он тебя уволок?
История умалчивает рассказ Леонида, побывавшего в плену у Гнуса Бессмертного. Может быть, это тема для новых сюжетов о приключениях отчаянных туристов-водников, а может, и не было никакого плена. Может, нашел Гнус свои очки, одел их и разглядел подмену. Да выгнал Жихарского за ненадобностью. А только поступок благородный запомнится нам надолго.
***
«… А поле, поле, поле, поле чудес, поле чудес в стране дураков». Небольшой костерок, тихо льются старые туристические песни. У костра сидит человек восемь отпетых романтиков.
— Евгений Борисович, мне кажется, что среди нас сейчас есть шпионы Гнуса Бессмертного, — шепотом, в самое ухо, почти губами высказала свое предположение Лена Кравцова.
— С чего ты это взяла?
— А посмотрите, у Маши в руках рация. Она Гнусу информацию передает.
— Маш, а что это за рация у тебя? — прямо в лоб спросил Борисыч.
— Это радио-няня. Кирилл в палатке заплачет, я услышу и прибегу, — ответила рыженькая Машка, очень симпатичная девушка, все путешествие кормившая своего ребеночка грудью.
Лена Кравцова захихикала.
— А я тебя за шпионку приняла, — и все дружно засмеялись, снимая напряжение.
Вдруг рация захрипела, зашипела, и из нее донесся грубый мужской голос: «Маша, беги! Маша, беги! Кирилл проснулся!»
— Это кто? Ребеночек?— спросила Лена.
— Это муж! — и Машка пулей улетела в палатку.
***
Утром Леонид Жихарский обнаружил на сосне у костровища приколотую бумажку с текстом. Написано было следующее: » За обман ответите в честном бою, один на один. Сражение назначаю ровно в полдень у деревни Ельцы. Жду богатыря. Больше никому не приходить».
Путешественники долго не совещались и решили отправить на битву с Гнусом настоящего богатыря Колю Мартынова.
— Коля, выпала тебе честь защитить нас от Гнуса Бессмертного! — напутствовал его Борисыч.
— Да, погоди ты, Евгений Борисович, — перебил его Николай Вадимович, — пусть Гнус сначала с моим помощником попробует сразиться.
— На кого намекаешь?
— Да кот со мной путешествует. В бой просится, — и Мартынов достал из сумки большого белого кота.
— Мы не возражаем, — загалдел народ.
На том и порешили. Николай поставил кота на тропу, ведущую в Ельцы, и слегка шлепнул по заду, придавая направление движения. Кот стремительно скрылся в лесу.
— Да, он порвет его, смотрите, как ломанулся! — сделал вывод Димка Шебордаев.
Кота больше никто не видел. Может, одолел его Гнус Бессмертный, а может, подался бедолага на вольные хлеба, а может пригрел кто животное в деревне Ельцы. Нам это не ведомо.

ГЛАВА 5. РЫБАЛКА НА ВЕРХНЕЙ ВОЛГЕ

Вечер выдался тихим, каким-то домашним. Путешественники, нажарившись на солнце весь сплавной день, накупавшись, наевшись вкусных макарон с тушенкой, выглядели сейчас, как вся доброта земная. Успокоились непослушные дети, покусанные клещами и комарами, смазаны места солнечных ожогов, начали слипаться глазки.
— Пойду рыбу половлю, — Сашка Шебордаев взял спиннинг и направился вниз к Волшебной реке.
Жена Ирина укладывала детей спать, и никто и не заметил, что Александр пошел на рыбалку. А чего на это внимания обращать? За весь поход ни одной рыбки никто не поймал. Не поддавалась рыба хитрым приманкам опытных рыбаков. А поход-то шел к завершению.
***
— … в зимний поход мы берем одну большую палатку. Такой шатер с колом посередине. «Зима» называется. Туда 12 человек умещается. Внутри мы печку ставим, буржуйку, — рассказывал очередную историю из походной жизни, Борисыч, — в палатке тепло становится. Я с собой всегда валенки брал, чтобы школьники ночью могли, долго не одеваясь, сбегать по малой нужде. Вот, двенадцать школьников, я руководитель, первая ночь. Детишки все новенькие, первый раз в зимнем походе. Палатку поставили, печку растопили. Стало тепло, разморило. Я ставлю валенки у выхода и детишкам говорю: «Вот валенки для туалета». И спать лег. Просыпаюсь утром, смотрю, оба валенка полные мочи. Молодцы, пионеры! Поняли дословно!
Дружный смех будит, уснувшего было, песика Фунтика. Это второй помощник Коли Мартынова. Он вскакивает и начинает громко лаять.
— А я бы тоже так понял, — удивленно говорит один из туристов.
Все смеются еще громче. Фунтик лаять перестает и бегает от одного к другому, тыкаясь носом в поисках чего-нибудь вкусненького.
***
Прошел час.
Александр Шебордаев с рыбалки не возвращался. Старший брат Дмитрий сидел у костра вместе с остальными, заинтересованно разглядывая рассказчиков.
— Дим, ты Сашку не видел?, — шепотом спросила жена Елена.
— Так он на рыбалку ушел.
— Давно его нет. Сходи, посмотри.
Солнце, размазанное у горизонта кровавым пятном, медленно погружалось в сосны на другом берегу реки. В сумеречной тиши бестолково стрекотали кузнечики, да еле слышно шумела вода. Дима не сразу увидел брата. А когда увидел, обомлел.
Александр сидел на камушке у самого края реки. Спиннинг, еле различимый, валялся в траве. Рядом с Александром была … русалка. Да, что скрывать, настоящая русалка. Она сидела рядом, положив хвост Сашке на колени. А он что-то делал, склонившись над ним. К слову сказать, русалка оказалась девушкой скромной. Обнаженная грудь ее была прикрыта какими-то водорослями. На плечах была накинута Сашкина курточка.
— Саш, ты что это делаешь? — старший брат опешил от такой картины.
— Да вот, блесна моя ей в хвост попала, — Сашка махнул головой в сторону русалки, — сижу, блесну достаю, уже минут сорок время зря теряю. Весь клёв пропустил.
— Вы уж простите меня, — русалка застенчиво улыбалась Дмитрию.
— Ну, дела! — удивился Дима, — ну и рыбалка!
В это время на берег вышел Андрей Кравцов.
— Ага, чего удивляться? Я вот так свою жену поймал. Можно сказать из воды за хвост, — сказал он, показывая пальцем на русалку.
— А у меня уже есть жена, мне не надо, — оправдался на всякий случай Саша.
— Вы так про меня говорите, как будто я памятник, — обиделась русалка, — а я живая, у меня имя есть. И жених есть.
— РУСАЛ? Дерипаска, что ли? — ляпнул Дима.
— Опять обижаете. Грубые какие,- русалка махнула хвостом и плюхнулась в воду.
Спасенная блесна осталась в руках Александра. Он стряхнул чешую с колен, поднял курточку, слетевшую с плеч русалки, и протянул руку в сторону расходящихся по воде кругов.
— Эй, так как звать тебя?

ГЛАВА 6. БОЙ

Утро следующего дня началось, как обычно. Ничего сказочного. С удовольствием съели молочную кашку, приготовленную заботливой рукой Лёни Жихарского, сложили палатки, увязали вещи на катамараны, и тронулись в путь, вниз по Волшебной реке.
Последний сплавной день маршрута выдался трудным. Предстояло преодолеть около 25 километров. Настроение было бодрым. Начинающийся день никого не пугал.
— Вперед!
И армада двинулась к завершению сказки.
А что же наши враги — кабанчики Петр и Степан? Они раскаялись в содеянном, и под покровом ночи по-пластунски уползли из логова коварного и кровожадного Гнуса Бессмертного. Да и правда. Не смогли они больше терпеть его укусы. Достал он своими комариками, да мошками. И сейчас они стояли на берегу, жалостно похрюкивая в сторону уплывающему каравану. Как бы просили прощения.
Гнус же решил догнать наших героев, и силой захватить…. Вот тут у него снова возникли сомнения по поводу выбора жертвы. То ли Василиса Прекрасная, то ли Елена Премудрая. А Елен среди наших путешественников было немало. В конце концов, Гнус решил, что стоит ввязаться в бой, а там как получится. И кинулся в погоню.
Не прошло и часа, как над катамаранами закружилось темное облако комариков, мошки, еще какой-то дряни, которые пытались залепить глаза, укусить, ужалить, высосать кровь молодую и горячую. Катамараны и байдарки разметало по реке. Путешественники отбивались, как могли, из последних сил, но не сдавались!
Юля с Алексеем замотали головы платками и банданами. Мужественно лупили себя по рукам и ногам, не давая никакой возможности Гнусу оказаться в численном преимуществе на теле дочки Сашеньки.
Виктор, с Питерской интеллигентностью, щурил глаз, не допуская Гнуса до лица. Отфыркивался, но не бросал весла, яростно совершая гребки по воде. Рядом геройски терпел укусы Гнуса сын Глеб.
Ирина с дочерью Соней били Гнуса еще на подлете, размахивая то ли детскими штанишками, то ли женской футболкой. В какой-то момент уже казалось, что Гнус одолел их, и они запросят пощады, но тут на помощь приходил Дмитрий, Машкин муж.
Сама же Машка невозмутимо сидела на палубе и кормила грудью сына. Удивительно, но Гнус ее не трогал. То ли стеснялся подлететь поближе, то ли со слепу просто не видел. Ну и хорошо.
Не рискнул Гнус атаковать и Мартыновских пионеров. Уж, больно громко они мА… разговаривали и пели геройские песни. Видел Гнус плохо, а, вот, слышал очень хорошо. Поэтому и облетал их стороной.
Андрей Кравцов с другом Денисом брали врага хитростью. Они ныряли в реку прямо с плывущего катамарана и прятались от Гнуса под водой. Гнус не умеет плавать. А жену Елену Андрей поливал из детского горшка, чем вводил Гнуса в полное замешательство.
Сын другой Елены — Иван нанес на свое лицо боевую раскраску из грязи и пыли, чем некоторое время ему и удавалось запугивать Гнуса.
Одев белую шляпу с большими полями, загадочно улыбаясь, Ольга с сыном Темой не вела активных боевых действий, но силой мысли помогала своим товарищам.
Богатыря Мартынова Николая Вадимыча никто во время боя не видел, но какие могут быть сомнения в том, что один из главных решающих ударов по врагу, конечно же, нанес именно он. Наверно. На то он и богатырь земли Волжской!
Леня Жихарский с Василием и Катюшкой таранили врага байдаркой, разгоняя потоками воздуха ненавистных гадов!
Отважно держалось и семейство Шебордаевых, все шесть головорезов и Ирина с Еленой! Четверо Шебордаевских парней брызгами сшибали ненавистных комаров и мошек. Дмитрий и Александр были величественны, как индейцы племени Кечуа, сидя на веслах образовавшегося тримарана. Гнус облеплял их спортивные тела, но прокусить не мог. И раздосадованный этим, отступал.
Уже изрядно уставшие, наши герои готовы были сдаться на милость победителя, когда неожиданно сзади и впереди флотилии начали возникать огромные всплески — удары мощных хвостов пришлепывали тучные стаи плотной мошкары, сводя Гнуса на нет. Вот уже и руки-ноги утонули проклятого, вот уже пропадало под водой и снова вылезало на поверхность очертание головы злодея. Наконец, последний сильный шлепок мощным хвостом, и наступила тишина. На мгновение из воды показалась уже знакомая нам русалка, послала Сашке Шебордаеву воздушный поцелуй и скрылась среди водорослей в прозрачной Волшебной реке. Затем рука положила сзади на катамаран красивый ярко-желтый ирис.
Сашка глупо заулыбался, вспоминая о чем-то своем.
— Кто это? — влепила подзатыльник герою Ирина.
А я откуда знаю? Нет здесь рыбы!
Так ли, а может по другому, заканчивается эта сказка. Сопливые, но довольные, наши друзья возвращались домой.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Да, совсем забыл сказать.
В цурипопиков Дмитрий Шебордаев поверил. А как было в них не поверить? Говорят, что после этого похода он может голосом осаживать сварившиеся пельмени.
Если сильно крикнуть, конечно.

Комментариев нет:

Отправить комментарий