пятница, 18 февраля 2011 г.

Второе посещение дома музыки

Оставаясь под впечатлением от первого знакомства с классической музыкой, мы, уже увеличенным составом, пошли в ММДМ еще раз. На этот раз на сцене был Национальный Филармонический Оркестр России под руководством Владимира Спивакова, солировали: Александр Романовский – фортепиано и Акико Суванаи – скрипка.

Произведения были очень сильные, богатые, эмоциональные и захватывающие. Практически все из них я знал. Точнее не знал, а слышал неоднократно, просто не знал, что это именно они. В первом отделении звучала «Ночь на лысой горе» Мусоргского и «Рапсодия на тему Паганини» Рахманинова (солировал Романовский). Во втором отделении – «Концерт для скрипки с оркестром» (солировала Суванаи) и «Ромео и Джульетта» Прокофьева. Помимо этого была еще пара небольших произведений.

Мы сидели на левом балконе, и нам очень хорошо был виден дирижер. Вот о нем хотелось бы рассказать отдельно. Во-первых, у него очень приятный голос, он, конечно, не пел, но произведения объявлял; во-вторых, он симпатизирует внешне; ну и в-третьих, он просто поразил своей пластикой и артистизмом. За ним было очень интересно наблюдать во время исполнения «Ночи на лысой горе». Даже если мысленно абстрагироваться от музыки и выключить ее для себя, а только смотреть на него, то можно угадать настроение музыки по его мимике и движениям. Он очень ловко подныривал, приседал, тянулся, уворачивался и только вот не подпрыгивал. Выглядело это все очень забавно, но ни в коем случае не нелепо. Наоборот, глядя на то, как он проникается музыкой, и сам начинаешь проникаться настроением вместе с ним и всем оркестром.

Места, на которых мы сидели, имеют и свои недостатки в плане открывающейся панорамы. Дело в том, что оттуда хорошо видно, что делают музыканты, когда они не исполняют свои партии. Они могут инструмент протирать, в носу поковырять, чистить мундштуки. Но в этот раз ничего подобного не наблюдалось, и было интересно смотреть за всеми. Мне особенно понравился музыкант, играющий на литаврах (это такие огромные чашеобразные медные барабаны) и девушка, которая играла на альте. Я не знаю, почему мне запомнился литаврист (он, наверное, так называется), а вот альтистка мне (да и всем она запомнилась, как выяснилось после концерта) запомнилась своей манерой исполнения. Она была такой непосредственной и открытой, она улыбалась, грустила, напрягалась, сопровождая своим настроением музыку.

Как выяснилось, далеко не все произведения, прослушиваемые там, одинаково ласкают слух. Например, «Концерт для скрипки с оркестром» мне не понравился. Исполнение было на высоте, Акико играла виртуозно, но вот сама музыка мне показалась очень скучной. Все произведение прошло как-то в одной плоскости, не было каких-то мощных перепадов, которые бы заставляли сопереживать. «Ночь на лысой горе» и «Монтекки и Капулетти», напротив, завораживают с первых тактов, заставляют душу свернуться, а потом развернуться :) и равнодушными эти произведения не оставят никого.

Наверное, не стоит частить с этими концертами. В противном случае потеряется та самая соль чего-то необычного и сказочного. Пусть лучше всегда будет чувство легкого голода, тогда и музыка эта будет, воистину, вечной.

Комментариев нет:

Отправить комментарий