суббота, 19 апреля 2008 г.

Чем лучше джип, тем дальше трактор! (not censored)


Описываемая история основана на реальных событиях
Все персонажи, атрибутика, места действия также реальные. Любое совпадение не является случайностью.

… именно так звучит поговорка, расхожая среди джиповодов. Так вот, к чему это я ее вспомнил? Ах да! К охоте. И не просто охоте, а охоте в глухой деревушке в Тверской губернии (не буду писать название деревни, дабы не делать рекламу местным жителям, а их там, между прочим, аж полтора человека, лошадь и собака).

             Так вот об охоте в глуши, без дорог, без воды и света в доме. И даже не столько о самой охоте, сколько о средствах передвижения туда, там и обратно московского душенаселения в виде моего потрясного дружищи Гриши, его бати Александра Авенировича, нашего хорошего друга Лешки, курцхариста и друга Авенирыча Славы и, собственно,  меня, ни разу не  джиповода. А я так вообще додумался приехать в эти хляби на своем низеньком Лансере, чем вызвал у вышеназванных товарищей ехидные улыбки, после того как меня вытаскивали из грязи в чистом поле в час ночи. Для полноты картины замечу, что все происходило весной, в начале апреля.
«Туда» все ехали в один день, но в разное время. Однако, испытали все одно и тоже, а точнее тихий или вопящий (у кого как) ужас. Я лично испытал вопящий. Дорога была просто зубодробильной. Дыры в асфальте размером с колесо легковой машины. Так вот, что совсем неприятно, дыры эти друг от друга были на расстоянии пары метров и хаотично «разбросаны» по дороге. На участке Москва-Калязин было четыре таких отрезка, длиной с километр, усеянных «мышиными норками». Мыши были явно мутантами. Я останавливался у обочины три раза, чтобы проверить наличие бамперов и осмотреть колеса на предмет их геометрической формы. И каждый раз я благодарил себя любимого, что колеса не квадратные и пока еще напоминают круг. А еще на такой дороге напрочь отказался работать принцип – выше скорость – меньше ям. Меньше зубов – да, меньше колес – тоже, а вот ямы оставались. Интересно… что за гнида отрабатывала на федеральной трассе ковровое бомбометание? Или может минировали чего, я не знаю. Но точно военные постарались, исправляли хорошую работу дорожных служб, чтобы было, как в песне: «… у нас кладут асфальт местами и немного, чтоб всякий оккупант на подступах застрял…» (Трофим).
Все благополучно добрались. Ночь с пятницы на субботу плавно перетекла в утреннюю зарю. Сходили поохотились, днем поспали, вечером опять поохотились. Трофеев немного, но есть. Вечером в субботу определили места охоты на воскресную зорьку.
Итак. Воскресенье, ранее утро. Сквозь сон слышатся какие-то голоса: кто-то что-то хочет,  желаемого не получает, из-за этого на всех ругается, какое-то время пыхтит и… тишина. Все смолкает, слышно только сладкое сопение рядом и я опять проваливаюсь в сон. Проснулся, даже не знаю от чего. Какая-то неведомая сила заставила меня проснуться. Открываю глаза, и, о ужас! на улице светает. Все вокруг спят, не видно только Гришки, видимо, это он и пытался всех растолкать. Но нас-то, храпунов, просто так не растолкаешь, на нас кипящую смолу лить надо, чтобы мы проснулись. Быстро подрываюсь, бужу Леху и Славку. Авенирыч встал сам, но на охоту идти отказался по причине плохого самочувствия. Начинаем впопыхах собираться, время на охоту еще полно, но хочется побыстрей. Быстрее всех собрался Славка, забрал «подсадных» и уехал. Не успели мы с Лехой допить кофе и дожевать бутер, как раздался телефонный звонок…
…Теперь настало время рассказать о нашем автомобильном «арсенале». О моей машине говорить особенно нечего в данном повествовании, ибо ко всем остальным событиям она никакого отношения не имела. Стояла она на самом краю деревни до самого нашего отъезда одна-одинешенька. Как выяснилось в день отъезда, стояла она двое суток с открытым окном, которое я забыл закрыть после того, как меня на тросе притащили на место стоянки. Журнал, который лежал на сидении, от дождя стал толстый как энциклопедия, ну и вообще… сыровато как-то было внутри. Ну, так продолжим. Григорий – в его распоряжении был автомобиль всех времен и народов «Нива». Хрен где он утопнет. По каким только говняшкам на нем не ездили, куда только не забирались – хоть бы хны. МАШИНА!!! Даже не машина, а ГОВНОТРАКТОР! Славка обладал машинкой побольше, поцивильней, гораздо симпатишней, но не очень-то проходимой. Имя ей «Nissan X-trail». Идем далее по мере роста габаритов. Авенирыч «гонял» также на детище японского автопрома. У него «Nissan Pathfinder». Хорошая машина: внутри цивилизация, снаружи грация. По какашкам ездит, иногда тонет по самый пупок, но крутости добавляет. А, и еще тросы рвет как нитки. Ну и, наконец, Леха. Он обладал самым подготовленным для подобных выездов автомобилем. И опять-таки, прошу заметить, японского производства. Тенденция! Там уже не просто МАШИНА, не просто ГОВНОТРАКТОР, а самый, что ни на есть настоящий, грязеутаптыватель-дерновыдератель-кочкопреодолеватель-грузовикоамфибия  «Mitsubishi L-200». Тарантас «люфтованный», колесища огромные стоят, передний силовой бампер и прочая оффроудная дребедень. Но есть одно «но», которое во многом поспособствовало развитию дальнейших событий и это «но» относилось ко всем машинам, кроме Гришиной. Ни у кого не стояла внедорожная резина! Но мы вернемся к звонку. И так, раздался телефонный звонок…
Звонил Славка, чтобы сообщить, что он немного подзастрял в грязюке. Застрял он в ста метрах позади нашего дома. Авенирыч дает нам с Лехой команду немедленно выдвигаться в район бедствия и вытаскивать Х-троллейбус. Мы по-бырому допили кофеек, взяли ружья, патроны и пошли к машине. Погода была охотничьей: низкие густые тучи, противный микроскопический дождик и пронизывающий холодный ветер. На шашлык такая погода не возбуждает, но для охоты – самое то! Выезжаем. Завернули за дом и видим, стоит красавец! На дороге, где он застрял видно только следы нескольких машин. Никакой колеи нет, но трава молодая и мокрая, дерн срывается легко и машина шлифует. Х-трал утоптался по самое пузо. После нескольких попыток сдернуть его на тросе, Ниссан закопался еще глубже, и стало ясно, что нужен трактор.
- Езжайте, парни на охоту. Не портите себе день, - сказал Слава.
- А как же ты? Тебя ведь вытащить нужно.
- Мы с Авенирычем что-нибудь придумаем. На его машине до деревни доедем и тракториста выцепим.
- Ну ладно, удачи! – неуверенно произнесли мы с Лехой и начали перекладывать «подсадных» из Славкиной машины в нашу. Мы отъехали от Славки примерно на один корпус машины и съехали в свою же колею, которую накопали 20 минут назад. На наших лицах проявилась дебиловатая улыбка. Леха включил все блокировки, но все тщетно. «Элька» легла на раму и такую махину уже просто так не вытащишь. Мы вышли из машины и нервно закурили. Славка обрадовался, как будто сто лет нас не видел. Вот теперь нас трое.
А Григорий тем временем где-то уже пристроился и караулит дичь. А мы тем временем стоим по колено в грязи, курим и думаем, как нам теперь поступить. Вариантов общем-то не густо намазано, но выбрать из них наиболее рациональный оказалось непросто.
- Ну что, мужчины, пошли в дом, чего тут ловить то? – сказал Слава. Забрали «подсадных», закрыли машины и побрели к дому. В запасе осталась еще одна машина.
- Александр Авенирович, мы застряли, - радостно сообщил с порога Леха.
- Поздравляю, - сказал Авенирыч.
- Надо за трактором ехать, по-другому не вытащим.
- Берите мою машину и езжайте на охоту, пока солнце не встало. Потом в деревню смотаетесь за трактором. А мы со Славой за джипами присмотрим, - предложил Авенирыч.
Начали думать, как поступить: с одной стороны, бросать закрытые машины в пустой деревне не страшно и спокойно можно ехать охотиться, пока еще есть время; с другой стороны, хочется уже разобраться с машинами и поохотиться хотя бы час. Эх… Кто ж знал, что не так все просто с «разобраться с машинами».
Мы решили ехать за трактором. Садимся в «следопыта» и едем уже совсем другой дорогой, с противоположной стороны деревни. Там тоже не ахти как хорошо, но другого выбора и нет. Преодолев два очень сложных участка, мы окрыленные «летим» (насколько это возможно по такой дороге) к асфальту. Ну все… еще 50 метров и выезд на асфальт, а там и рукой подать до соседней деревни. И тут, муха блядская, одно неосторожное движение руля на тысячную долю миллиметра уводит машину на какие-то крохи влево и… все… приехали. Левая сторона в глиняной каше. Сидим молча, смотрим вперед. Рука потянулась в карман за сигаретой.
Выходим из машины, осматриваем, понимаем, что это уже ПИЗДЕЦ, не иначе, и стоим курим с идиотскими улыбками на лицах. За один час мы утопили в говне два внедорожника и паркетник. И ведь все умеют ездить по грязи и хлябям (кроме меня), у всех есть опыт преодоления сложных участков дорог (кроме меня) и тем не менее мы остались без машин. Вот она – РЕЗИНА. Как она много значит на бездорожье, но увы и ах: кто-то не успел переобуться, кто-то посчитал, что еще рано…, а результат себя ждать не заставил.
А Григорий тем временем где-то уже пристроился и караулит дичь. А мы тем временем пиздуем с Лехой по асфальту до соседней деревни. Шлепать нам верст четыре-пять. Можно было, конечно, «с разбегу в карьер» рвануть на моей ласточке, но мы решили, что это уже чересчур и оставили эту бредовую идею «где и лежало».
Когда мы дошкандыбали до деревни, было без копеек 8 утра. В это время уже начали собираться у фермы неопохмелившиеся колхозники. Мы позвали хозяина первого же дома, к которому подошли. Дядька выглядел в это время достаточно бодрым, с легким признаком «вчерашнего», но вполне себе дееспособным и адекватным. Мы, матерясь и жестикулируя, рассказываем ему о своем горе и просим о помощи, я бы даже сказал молим. Судя по его улыбке, таких охотников, как мы, он повидал уже сотнями.
- Ну, в общем, бля, так, парни. Трактор колхозный, не мой, бля. Ща, бля, пойду у председателя спрошу, он, сука, суровый, может и отказать. Если этот мудак, бля, не разрешит бля, тогда вам лучше поискать тех, бля, у кого личные трактора, - сказал хозяин дома и пошел к толпе уже собравшихся работяг. В это время к ним подъехала чистенькая Дэу Нексия, из которой вышел солидного вида дядька в кожанке и кепке. Видимо, это и есть председатель. Когда он вышел из машины, он первым делом посмотрел на нас, и посмотрел как-то неласково, после чего начал планерку с колхозниками.
- Ща на хуй пошлет, - сказал Леха
- Пошлет, - согласился я, – ну а вдруг…
Стоим, значит мы, перетаптываемся на месте. Подходит наш тракторист и, пряча глаза, говорит, что нам в нашей просьбе отказано, нечего, мол, колхозную технику не по назначению юзать. Дядька перед нами извиняется и уходит.
Мы окидываем взглядом улицу и видим во дворе одного из домов трактор. Подходим, стучимся, открывает дверь тетя. Мы повторяем свою историю, на что получаем ответ, что трактор мужа (не удивительно), он свалил в город (на блядки), а она трактором управлять не умеет (это еще больше не удивительно).
- Сходите к Ивановым, у них и трактор есть и хозяин сейчас дома, - посоветовала хозяйка.
- Спасибо, конечно, но кто такие Ивановы и где они живут? Мы, собственно, не местные и фамилий всех здешних обитателей мы не знаем.
- Ну… так… эти… с двадцать пятой, - парировала тетя.
- А-а-а-а эти, ну так бы сразу и говорили, кто ж их не знает. А что такое с «двадцать пятой»?
- Как что? Квартира.
- А здесь еще и квартиры бывают? – искренне удивляемся мы с Лехой. Тетя совершенно не догоняет, что мы здесь никого и ничего не знаем.
- Короче, сынки. Вот сейчас повернете направо, там дом, обходите его с левой стороны , там еще раз дом и…
… дальше идет описание пути. Мы идем искать Ивановых. Находим. Не уверен, что нашли именно Ивановых, так как подошли к частному дому, но с  двумя тракторами во дворе.  Звоним в дверь.
- Кто, епт? – раздается голос за дверью
- Это мы, епт. Трактора ваши?
- Мои, епт, - соглашается хозяин и являет себя миру в нашем лице. Вида он был совсем плачевного, утро воскресенья все-таки. Мы в очередной раз объясняем свою проблему.
- А епт, застряли! Бывает. Короче этот с плугом (указывает на трактор с плугом), его хрен снимешь даже втроем, епт. Трахаться будем час. А этот (указывает на второй), епт, без магнетты, проебалась где-то, теперь не заведешь. И ваще он не мой. Сходите к Петрову, если он дома, епт, он поможет. Если нет – будем снимать плуг, епт.
- Мы не знаем кто такой Петров, пальцем дорогу покажи.
- Там, епт, - махнул рукой в неопределенном направлении (примерно на Юго-Юго-Восток) хозяин дома и скрылся за дверью.
- Кругом одни пидарасы и пьянь!!! – выругались мы с Лехой и пошли искать Петрова.
А Григорий тем временем где-то уже пристроился и караулит дичь. А мы тем временем слоняемся по деревне уже больше часа, пытаясь кого-нибудь найти с РАБОЧИМ трактором. Но все это было бесполезно: кого-то не было дома, кто-то уже на работе в поле, кто-то вообще умер. А вытаскивать машины нужно, и нужно во что бы то ни стало найти трактор. И мы нашли!
- Хозяин, доброе утро, трактор есть? – орем мы в очередной двор, при этом подразумеваем трактор, стоящий на обочине («Беларусь»)
- Есть. А что случилось?
- Да застряли мы тут недалеко, вытащить не поможете?
- Помогу. Сейчас телогрейку одену, покурите пока.
У нас с плеч упал Арарат. Сразу как-то легко закурилось, поднялось настроение, и проснулся аппетит. Хозяин (звать его Витя) вышел через две минуты, снял с забора трос и пошел за дом. Слышим, трактор завелся.
- Я не понял, - говорит Леха, - а что он заводит? Трактор же там, на улице стоит.
- Хрен его знает, может у него их много, может он «кулак» местный, - говорю я. - Мне абсолютно по барабану, каким трактором нас будут вытаскивать.
И тут выезжает ОН, трактор.
- Еба-а-а-ть! Это что такое? – спрашивает меня Леха, - у меня машина побольше будет.
- А я знаю? Трактор вроде. ДТ какой-то там, наверное, я в них не разбираюсь. И вообще, тебе не похер, чем тянуть? Смотри какой «Запорожец БигФут».
- Да он не вытащит!!! – занервничал Леха.
- Давай попробуем, попытка не пытка
- Садитесь, мужики, - перекрикивая трактор, предлагает Витек.
- Куда? В кабину? Ты один там со скрипом сидишь, - кричит Лешка.
- Давайте, залезайте. Утрамбуемся.
Я ехал сидя на Лехиных коленках, точнее на одной его коленке. Правая «булка» на коленке, а левая на каком-то рычаге. Макушкой я все время бился о потолок, а лбом упирался в лобовое стекло. Где были руки, я не помню. Леха тоже сидел не на ровном месте. Под его задницей все время переключал передачи Витя, пихал его локтями, крутя руль, и отдавил ему все ноги педалями. Езда на ТАКОМ тракторе – то еще удовольствие. Теперь мы знаем, как выглядит дорога в ад.
На горизонте появился Пасфайндер. Он одиноко стоял в поле почти у самого асфальта.
- Его тащить? – спросил Витя
- Ага, только там еще две такие «коровы» вытащить нужно, после этой.
- Три джипа вытаскивать что ли?
- Ну да. Во-о-о-он там, - показываем в направлении других машин, - стоят еще два красавца.
Мы выпали из кабины. Четыре километра пути в дребезжащей собачьей конуре на колесах напрочь похерили функции сгибания-разгибания всех суставов организма и способность передвигаться самостоятельно. Через 5 минут кровь уже циркулировала по организму без перебоев, и мы принялись цеплять трактор к Авенирычевскому джипу. Его сдернули с первого раза, даже не чихнув. В это время появился злющий Гриша. Он зачем-то суетился, матюкался, махал руками и портил нам настроение. Потом забрал ключи от батиной машины и  перегнал ее поближе к моей лапочке.
- Ну что, поехали к следующим? – предложил Леха.
- Я в трактор больше не сяду, сами езжайте. Я лучше пешочком, напрямки, к вам приду. Заодно свою машину проведаю, - отрезал я и пошел к своей машине.
Там-то я и обнаружил открытое окно и залитый дождем салон своей машины. Там же и встретились с Гришкой в очередной раз. Идем, значит, мы к дому. До дома оставалось метров сто, как мы отчетливо уже могли разглядеть Эльку и Х-трал. Мы видели суетливую беготню  Вити вокруг трактора и застрявших машин и обратили внимание на то, что трактор, прицепленный к Эльке, подозрительно смотрит куда-то вверх, в космос. По дороге к машинам заглянули к Авенирычу, доложили, что трактор на месте и сейчас уже идет процесс вызволения машин из глиняного плена. Когда шли уже к машинам, и трактор в неестественной позе уже был отчетливо различим в деталях, к нам навстречу побежал Леха и неприлично смеясь, сообщил, что трактор ЗАСТРЯЛ!!!
- Не может быть, - не поверил я, - это ж ТРАКТОР! Пусть маленький и убогий, но ведь трактор.

- В том то и дело, что маленький и убогий. Он ни на сантиметр мою корову не сдвинул, а под собой все по самые яйца выкопал и на раму сел.
Мы подходим к машинам. Уже не знаем, плакать нам или смеяться. Картина, конечно, та еще. Трактор утоп по самые оси задних колес и лег фермой на грунт. Вокруг трактора носится Витя.
- Пацаны, давайте толкнем, - кричит Витек.
- Кого толкнем? – в один голос спрашиваем и охреневаем одновременно.
- Меня, блин. Может получится.
- Вот только трактор мы еще не выталкивали в своей жизни! Как мы его толкнем?
- Руками, блин, - разоряется Витек, делая уже сто восемьдесят четвертый оборот вокруг трактора, пытаясь найти место, за которое ухватиться.
Мы поплевали на ладошки и ВДВОЕМ попытались вытолкнуть трактор. Понятно, что это было бесполезно, но Витек помогал нам и мы «помогли» ему. Мы, сначала натурально, потом больше для вида, поусерались, потом плюнули на эту затею и говорим:
- Нужен второй трактор!
- У моего сына «Беларусь» есть. Надо до него сгонять, - отвечает Витька.
И Витек, не помню, с кем и на чем (вроде на Ниве с Гришкой, а может и нет, не помню), отправился просить помощи сына. Они вернулись минут через 20. Из Беларуси вылезает наш знакомый «епт». Плуг с трактора был снят. Как они его так быстро сняли, мне не ясно, видимо, с батей оно сподручней, но главное, что они приехали. «Епт» даже навел некое подобие порядка во внешнем виде и причесался! Он, зализал волосы назад, но дальше маковки расческа, видимо уже пройти не смогла, и выглядел он в профиль очень забавно. Спереди и с боков зализан, а сверху и сзади, как ежик Соник. В любом случае выглядел он гораздо лучше, чем 2 часа назад.
«Белоруса» подцепили к нашему пендюрошному трактору и одним рывком сдернули. Затем, второй трактор становится почти на место ДТ-…, цепляется к Эльке, дергается и… утопает еще глубже, чем предыдущий.
- Ну-у-у, это уже ни в какие ворота, знаете ли, не лезет. У вас в запасе еще трактор есть?  Лучше гусеничный, бульдозер.
Решили выдернуть большой трактор маленьким. А чего? Почему и нет? С геморроем, но выдернули. Дорога стала напоминать траншеи. Колея от Белоруса впечатляла особенно. Когда я в нее встал, я укоротился на пол метра для стороннего наблюдателя.
Итак, что мы имеем на данный момент. У нас есть два трактора (Слон и Моська), стоящие в сторонке, и есть два утонувших в грязи джипа. Эльку было решено вытаскивать перпендикулярно корпусу, то есть вбок. Вперед или назад нельзя – все уже раздолбано, оставалось только в сторону. Вытаскивали без рывков, боясь что-нибудь оторвать или погнуть. Но что-то погнуть на этой машине не так то просто. С большим натягом Митсубиси вытащили и на тросе оттащили ее подальше на «сухое».
Теперь дело за Х-тралом. Это машинка хоть и поменьше и полегче, но сидела она крепче Эльки, да и подвесочка у нее послабее будет. Сдернуть ее смогли только со второго раза. Благо, ничего не сломали и не оторвали, хотя на грани отрыва был глушитель и очень большое сомнение вызывали рычаги передней подвески. Но все обошлось. Все машины целые, ничего не сломано, все водители живы-здоровы. Можно считать, что день на этом пора заканчивать.

Все машины были отправлены на пятачок, где стояла моя машина. Трактористам было заплачено 500 рублей, чем они остались очень довольны. Для них это треть месячной зарплаты.
По большому счету на этом эпопея закончилась. Мы попили кофе и начали переносить вещи к машинам и собираться домой. Джиповодам еще предстояло заехать на мойку, так как их железные кони напоминали глиняную мазанку с торчащей со всех дыр соломой. Так же на этом можно закончить и данное повествование. Хотелось бы еще добавить, что днем ранее Авенирыча уже вытаскивали в поле трактором, а вечером того же дня его вытаскивали мы с Лехой. Через неделю после описываемых событий, Авенирыч опять отправился туда же на охоту, где слетел в кювет и оторвал к едрене-фене передний бампер.
Вот и все. Мораль такая: если хотите почувствовать себя участником офф-роуда – ставьте себе хорошую грязевую резину.

Комментариев нет:

Отправить комментарий